ua  rus  en

Міністерство освіти і науки України

Вісник Дніпропетровського університету. Серія: Мовознавство

Входить до «Переліку наукових фахових видань, в яких можуть друкуватися результати дисертаційних робіт на здобуття наукових ступенів доктора і кандидата наук», затвердженого наказом Міністерства освіти і науки України від 06.03.2015 р., № 261

Свідоцтво про державну реєстрацію друкованого засобу масової інформації Серія КВ № 21031-10831 Р от 24.10.2014.

УДК 811(060.55)

ББК 81Я5

ISSN 2312-2919

Корисні лінки

ТИПЫ И ТИПОЛОГИЯ НОМИНАЦИЙ ГРУПП ЛИЦ

УДК 811.161.1’373.23

А. В. Ходоренко

Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гончара

ТИПЫ И ТИПОЛОГИЯ НОМИНАЦИЙ ГРУПП ЛИЦ

В общем виде рассмотрены проблемы типологического описания номинаций групп лиц (НГЛ). Приведены различные примеры наименований групп лиц, занимающихся коммерческой, политической, творческой деятельностью, которые иллюстрируют типы и типологию НГЛ. Сделаны некоторые выводы о перспективах исследований НГЛ.

Ключевые слова: денотат, сигнификат, номинация, типология.

Ходоренко Г. В., Дніпропетровський національний університет імені Олеся Гончара. ТИПИ І ТИПОЛОГІЯ НОМІНАЦІЙ ГРУП ОСІБ

У загальному вигляді розглянуто проблеми типологічного опису найменувань груп осіб (НГО). Наведено ряд прикладів найменувань груп осіб, зайнятих комерційною, політичною, творчою діяльністю, що ілюструють типи та типологію НГО. Зроблені деякі висновки щодо перспектив досліджень НГО.

Ключові слова: денотат, сигніфікат, номінація, типологія.

Khodorenko Anna, Oles Honchar Dniepropetrovsk National University. TYPES AND TYPOLOGY OF PEOPLE GROUPS NAMES

The article deals with the description of general types and typology of people groups names (PGN). Main types and their traits are supposed to be discussed in the article. Different examples of the names of various people groups (commercial, political, creative activities) are suggested to illustrate PGN types.

The problem considered in the article has to do with the development of typological description of nominations of people groups. Language material consists of a diverse group of people, creative, professional groups, the Internet groups, organizations, political parties etc.

Theoretical basis of the present study is based on domestic and foreign works considering linguo-stylistic, pragmatic, semantic, lexical and other aspects of linguistic units. Novelty of the research lies in attempts to disclose problems of nominative processes having not been investigated yetas well as its relevance is resulted from the need of additional research in the field of anthroponimics and the lack of a comprehensive description of names of groups of people, as well as the necessity of typologyof PGN to be given. The aims and objectives are to consider main types and typology of PGN.

Key words: denotat, significat, nomination, typology.

В данной статье ставится вопрос типологического описания номинаций групп лиц (далее НГЛ). Материалом исследования являются наименования разнообразных групп людей, творческих, профессиональных коллективов, интернетовских групп, организаций, партий, номинации групп КВН Славянские пистоны, Веселые ребята, Психиндустрия, Синдикат, номинации творческих коллективов Арабески, Раздолье, Импульс, Бриг, номинации рок-групп Я и друг мой Грузовик, Значки вопроса, Игра слов, Ежевика Ежи и Петруччо, Аврора, А-студио, Торнадо, Декабрь, Дельфин, Дельта, Шаги командора, Шиншиллы, Шмели, номинации коммерческих организаций Блиц-информ, Билайн, Нинель, номинации политических организаций Удар, Свобода, Яблоко и др.)

Теоретической базой настоящего исследования послужили отечественные и зарубежные работы, рассматривающие лингвостилистические, прагматические, семантико-лексические и другие аспекты функционирования языковых единиц [1–8]. Актуальность и новизна исследования обусловливаются неразработанностью проблемы, необходимостью дополнительных исследований в области антропонимики, отсутствием комплексного описания наименований групп людей, а также отсутствием типологии НГЛ. В цели и задачи исследования входит охарактеризовать основные типы и типологию НГЛ.

Известно, что в языкознании понятия «тип» и «типология» употребляются в различных значениях. Термин «тип», или «языковой тип», используется для обозначения «совокупности обобщенных особенностей групп языков в целом» [3, с. 9], а термин «типология» – для обозначения «сравнительного изучения структурных и функциональных свойств языков независимо от характера генетических отношений между ними» [Там же, с. 512].

Под термином «тип» мы, вслед за В. Г. Гаком, понимаем «модель (образец), которому соответствует определенная группа различных явлений», а под термином «типология» – «выявление и упорядочение различных типов существования объекта» [Там же, с. 230].

«Типология как метод познания, применяемый в разных науках, стремится познать внутреннюю организацию или упорядоченность множества объектов» (цит. по [6, с. 12]). Типологическая классификация представляет собой не чистую таксономию, но «лингвистическое построение, обладающее определенной объяснительной силой» [6].

Наиболее важными из перечисленных принципов, на наш взгляд, являются: 1) принцип системности объекта (сопоставлению подвергаются только системы объектов как целостные образования и сами объекты как члены системы); 2) принцип комплексности (установление отношений систем должно быть многоаспектным, комплексным, то есть проведенным на разных уровнях – лексическом, семантическом, грамматическом); 3) принцип сопоставительной системности (определение системы сходств и различий на всех исследуемых уровнях); 4) принцип классификационности (системность сходств и различий должна быть показана их классификацией); 5) принцип параметризации (выбор параметров, положенных в основу сравнения, в каждом конкретном случае зависит от задач и материала исследования); 6) принцип совмещения качественных и количественных методик (виды соотношений изучаемых параметров систем объектов должны быть подвергнуты не только качественному, сугубо лингвистическому, но и количественному анализу) [6, с. 19–20]. Принцип системности гласит, что сопоставлению могут подвергаться только системы объектов как целостные образования и отдельные объекты как члены данных систем (цит. по: [6]). Любое слово как основная единица языка, так же как НГЛ, в частности, в парадигматическом плане связано разнообразными отношениями с другими словами. А. А. Уфимцева выделяет следующие три разновидности таких парадигматических отношений: 1) включения; 2) пересечения; 3) равенства–неравенства. При этом отмечается также, что отношения включения наблюдаются в гиперо-гипонимических и родовидовых группировках слов, таких как лексико-семантические группы, парадигмы и т. д.; отношения пересечения имеют место при морфологической и семантической деривации слов и их значений; а отношения равенства–неравенства, в свою очередь, обусловливают объединение лексических единиц в синонимические, антонимические группировки и лексико-грамматические разряды слов (цит. по: [6]).

Номинативные группы предметно-понятийной соотнесенности номинаций групп лиц формируются в связях и зависимостях отношений в ряду «денотат – сигнификат».

Ядро лексического значения каждой НГЛ как единицы языка составляют два взаимосвязанных компонента: денотативное и сигнификативное значение. Денотативное значение НГЛ обусловливает способность соотноситься в речевом акте с соответствующим объектом действительности, то есть с группой лиц определенного рода деятельности. Сигнификативный компонент значения связан с формированием понятия об этом объекте действительности, отвлеченного от самого этого объекта, что определяет возможность НГЛ не только называть какой-либо предмет или явление, но и обозначать целый класс соответствующих предметов или явлений.

НГЛ демонстрирует разнообразие семантических разновидностей сигнификативного значения номинации людей по роду их деятельности, представленного в материале исследования типами языковых единиц, образованных посредством семантической деривации, а именно метафорическими и метонимическими номинациями групп лиц. Примерами последних являются следующие наименования: ООО Зевс, АО Атлет, ансамбль Афродита; детский ансамбль Аритмия, КВН Уральские пельмени.

Помимо денотата и сигнификата, составляющих ядро лексического значения, в его состав также входит коннотат, такой компонент значения, который представляет собой совокупность стилистических и эмоционально-экспрессивных дополнений к основному значению слова.

Таким образом, в отличие от знаков первичного означивания, для номинативных единиц, получивших вторичное означивание в языке и речи, первостепенной является не номинативная, а коммуникативная функция и коммуникативное значение знака.

В современной лингвистике в работах таких ученых, как Н. Д. Арутюнова, А. А. Уфимцева, разработана теория типов коммуникативного значения. В основе этой теории лежит положение о том, что «семантическое содержание слова формируется под влиянием его роли в сообщении», а также то, что «определяющими для лексики являются наиболее противопоставленные друг другу функции указания на предмет сообщения и выражения сообщаемого» (цит. по: [6]). Таким образом выделены два функциональных типа значения слова: идентифицирующее и предикатное в соответствии с функциями идентификации и предикации. Свойством монофункциональности, то есть способностью выполнять в высказывании только одну из этих функций: либо идентифицирующую, либо предикатную, обладают собственные и дейктические имена, а также нереферентные слова – глаголы и прилагательные [2, с. 329]. Собственные и дейктические имена обладают только денотативным значением, поэтому их назначение – назвать какой-либо предмет действительности, «позволить адресату речи выбрать нужную вещь из поля его восприятия» [Там же, с. 327]. НГЛ является полифункциональным знаком в отличие от остальных имен собственных. Примеры НГЛ Играй, гармонь, НГЛ Гуляй Душа демонстрируют предикативное значение наряду с идентифицирующим значением, поскольку называют и выделяют (то есть идентифицируют) коллектив, группу лиц из других объединений.

Значение предикатов носит сигнификативный характер и может иногда содержать в качестве дополнительных характеристик субъективные, оценочные и модальные компоненты. Характер значения предикатных лексических единиц обусловливает их назначение, заключающееся в том, чтобы «дать о референте некоторую информацию или выразить к нему свое отношение», то есть чтобы «обозначить или обозвать» [2, с. 344].

В отличие от монофункциональных слов, нарицательные существительные обладают полной семантической структурой, складывающейся из определенного конкретного содержания (денотата) и некоторого понятия (сигнификата), что позволяет таким именам занимать в высказывании и позицию субъекта, и позицию предиката, не только называть, но и обозначать.

В зависимости от характера значения и функциональных особенностей в лексике выделяются семиологические классы слов, не совпадающие по своему объему и содержанию ни с лексико-грамматическими классами слов, ни с лексико-семантическими разрядами слов, ни с другими, чисто лексическими, группировками слов [8, с. 98]: 1) характеризующие (имена нарицательные: НГЛ Русь); 2) индивидуализирующие (имена собственные: НГЛ Тимур); 3) квантитативные (имена числительные: НГЛ «Театральное отделение лицея искусств № 133»); 4) дейктические (местоимения НГЛ: Я+Ты) [Там же, с. 119].

Нарицательные имена существительные, входящие в состав НГЛ, могут называть предметы, действия и признаки, то есть выделяются: 1) категория «предмет», под которую подпадает естественно все, что имеет субстанциональное бытие, в том числе и человек; и 2) категория «признак», которая имплицирует понятие свойства, качества, отношения, состояния и т. п.» [Там же, с. 102–103]. Предметным значением НГЛ всегда является группа лиц (предмет обозначения), сигнификативным значением НГЛ является «имплицированное» значение НГЛ. Например, сигнификативным значением НГЛ Бригантина могут быть свойства и признаки «бригантины». Лексическое значение слова «бригантина» определено как «двухмачтовое парусное судно со смешанным парусным вооружением прямыми парусами на передней мачте (фок-мачта) и с косыми на задней (грот-мачта)». НГЛ Бригантина имплицирует свойства и понятие лексемы.

Среди нарицательных имен большой «удельный вес» имеют «предметные» и «признаковые» имена. НГЛ демонстрирует отношения «пересечения» «предметных» и «признаковых» имен, называя группу людей и отражая признак, с ней связанный. Своеобразие данных семантических разновидностей нарицательных существительных также определяется особенностями строения их семантических структур, точнее, соотношением денотативного и сигнификативного (иначе – предметного и понятийного) содержания в рамках конкретного нарицательного имени.

Таким образом, типом НГЛ является модель (образец), которому соответствует определенная группа различных явлений, а именно такой класс номинативных знаков с группой лиц по денотату, который объединяет разнообразие семантических разновидностей сигнификативного значения номинации. Типология НГЛ выявляет и упорядочивает различные типы существования объекта номинации, которые на данном этапе исследования сводятся к характеризующим, индивидуализирующим, квантитативным, дейктическим типам НГЛ.

Библиографические ссылки

  1. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка / Ю. Д. Апресян. – М. : Издат. центр «Академия», 1974. – 445 с.
  2. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт / Н. Д. Арутюнова. – М. : Наука, 1988. – 367 с.
  3. Гак В. Г. Языковые преобразования / В. Г. Гак. – М. : Шк. «Яз. рус. культуры», 1998. – 408 с.
  4. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов – М. : Наука, 1987. – 356 с.
  5. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. – М. : Наука, 2002. – 519 с.
  6. Рындина Н. В. Типология номинаций лица в современном английском языке : автореф. дис. … канд. филол. наук. Специальность: 10.02.04 ] / Н.В. Рындина. – М. : МГУ, 2002. – 25 с.
  7. Суперанская А. В. О русских именах / А. В. Суперанская. – Л. : ЛГУ, 1991. – 236 с.
  8. Уфимцева А. А. Роль лексики в познании человеком действительности и в формировании языковой картины мира / А. А. Уфимцева // Роль человеческого фактора в языке: язык и картина мира. – М., 1988. – С. 108–140.

Надійшла до редколегії 10.01.14